Previous Entry Share Next Entry
Да здравствует солнце, да скроется тьма
rabbit
zhenshen
Продолжаю вывешивать отрывки из дедушкиных рассказов. Читать всю эту историю про то, как бросил школу - интересно именно в свете того, что мы-то сейчас уже знаем, что он стал потом профессором и завкафедрой. И это, конечно, дико ресурсная история о том, что всё получится.

-...Мне прервали мою учебу в школе, и определили пастухом. Это восьмой класс был. Тогда родила наша сноха, Анна Яковлевна, маленького сына, и она не могла работать. Пастухом - неплохой заработок, там трудодни шли, за каждый день полтора трудодня. На трудодень давали продукты.

Я почему согласился? Верхом же интересно, там ребята лихие. Я в эту компанию вписался быстро. В летнее время выгоняют далеко, километров 20, к долине реки. Очень плохие луга, травы не было, а там - зелено. Это свободная жизнь была, дома мне всегда тесно было.

Я: Дома же еще и мачеха была?

- Да, была. Поэтому я и согласился, полная свобода была, что хочешь, то делай. Там общежитие было, самая примитивная комната, переночевать только, и там общественная столовая была, ели там вместе с колхозниками, которые занимаются работой в поле. Это были золотые годы.

И вот приехал брат Бен Габ из Казахстана, говорят, тебе надо учиться, а не работать. Приглашает тетя тебя к себе на учебу в средней школе. А я же после восьмого класса в девятом первую четверть даже не доучился. Но мне сделали поддельный документ, что окончил я девятый класс. И сказали - надо наверстать. Ехали вместе с Владимиром Ивановичем из Самарканда через Ташкент, это далекое расстояние, мы двое суток ехали.

Я: Тебе было жалко уезжать?

- У меня знакомый был, вместе пастушничали, Степан. Крутой хулиган, первый хулиган в деревне, мы подружились, он так меня любил, уважал. Я в детстве слабенький был. Он меня защищал от всех. Вообще, меня уважали ребята, и не считали, что можно со мной что-то делать. Я сам всегда был принципиальный. Мне надо было тогда попрощаться с ними по-человечески, а я взял, да уехал. Когда он узнал, что я уехал насовсем, мне рассказывали, что он две или три ночи просился ночевать на моей постели. Его, к сожалению, убили потом через несколько лет - хулиган он был. Там клан сильный был, заведующих фермой, он к ним приходил, и хулиганил, начал издеваться в пьяном виде, они не выдержали, выманили его оттуда, и его задушили.

И вот я уехал. И ходил в течение года в школу. В первой четверти меня не аттестовали по русскому языку. Учитель по русскому был русский, Александр Семенович, образованнейший человек, от него я много получил по литературе за один год. Особенно трудна была тригонометрия в девятом классе, я помню, все выписал, и на стене повесил все формулы, и каждый день смотрел.

Брат Владимир Иванович приезжал на каникулы. Я ему говорю: «Я уеду обратно - учиться не хочу». Настроение было гадкое. На почетном собрании учеников, посвященном первой четверти, я оказался в числе отстающих, не аттестованных. Документ-то поддельный, о том, что я окончил девятый класс, а учителя считали, что я вообще не способный. Раньше я был самый примерный ученик, много премий было школьных. Мачеха ходила везде, хвалилась: «Вот, Бен Дин получил премию». И мне такое было не свойственно, и я сказал: «Все, я не могу учиться».

Я: Брат не разрешил тебе уехать?

- "Оставайся, и все". Не разрешил. И тетя говорит: «Не уезжай». Я напрягся во второй четверти. Никогда так много не учил в школе. По памяти все, что говорил учитель в школе, я пересказывал. Память у меня хорошая. Потом я был аттестован, и уже по-другому меня стали воспринимать. Труднее всего было русский язык. Но все равно я занимался, по памяти написанное в книге переписывал не своими словами, а книжными.

В четвертой четверти, при окончании, мы писали выпускные сочинения, нам известна была тема заранее, по секрету сообщили, Был Маяковский. У нас был парторг в колхозе, у него жена была русская. Я написал текст заранее, самостоятельно пришел к ним домой, и попросил: «Вы не могли бы посмотреть?» Она посмотрела, исправила многое там, некоторые моменты добавила. И я написал. И вдруг я стал кандидатом на золотую медаль.

По математике где-то неправильно, классный руководитель говорит по секрету: «Приходи завтра с той ручкой, которой писал, мы исправим. Мы хотим тебя выдвинуть в кандидаты на медаль».

Учитель по литературе, Александр Семенович, меня подзывает, и говорит: «Борис, на выпускном вечере обязательно должен выступить с ответным словом один из учеников. Я хочу, чтобы ты выступил. Вот тебе текст, посмотри, и выучи». Я говорю: «Спасибо». А мне хотелось сказать что-то свое. И одно свое предложение я в конце произнес. Там хороший был текст, сам бы я не придумал. В конце я сказал: «Да здравствует солнце! Да скроется тьма!» И я смотрю, Александр Семенович поморщился так. Но ничего, аплодировали.
Tags:

?

Log in

No account? Create an account